Протезы, с которыми можно делать все
Кибатлон – особенный спорт. Участники состязаний преодолевают не дистанции и барьеры, а те трудности, с которыми инвалид сталкивается в повседневной жизни
Текст: Нина Кайшаури Фото: Павел Смертин
Соревнуются не только спортсмены, но и технологии
В Москве, в павильоне «Робостанция» на ВДНХ, прошли первые в России соревнования по кибатлону (Cybathlon). Победители отправятся на международную «Олимпиаду киборгов», которая пройдет 8 октября 2016 года в Цюрихе.
Андрей Суконкин из Москвы – профессиональный тренер. До травмы он занимался лыжными гонками и легкой атлетикой, потом – триатлоном и велосипедным спортом. Теперь к списку добавился еще и кибатлон.
Даниил Яковлев предпочитает протезы в стиле «Железного человека» и «Человека-паука».
В каждую команду помимо спортсменов, которых называют пилотами, входят инженеры – разработчики техники для инвалидов.

Российские пилоты примут участие в соревнованиях людей с протезами рук. Трасса, которую они преодолевали в Москве, ничем не отличалась от швейцарской. Она состояла из шести площадок, на которых участники должны были перекладывать предметы различной формы, готовить завтрак, переносить посуду из шкафа на стол, проводить кольцо по металлическому лабиринту, не задевая его края, развешивать условное «белье» с помощью прищепок.
На «Робостанции» дети не только соревновались, но и «общались» с настоящим говорящим роботом.
Активный тяговый протез кисти действует за счет движения лучезапястного сустава. Его пальцы могут сгибаться и разгибаться, удерживая предметы.
По общему признанию, труднее всего оказалось нарезать хлеб и открыть консервную банку.
Кибатлон – соревнование не только пилотов, но и технологий. Побеждает тот протез, который оказывается лучше приспособлен для решения бытовых задач.
Вадим Ладонин с помощь протезов крепко удерживает даже самые мелкие и скользкие предметы.
«Хочу заниматься робототехникой»
Первыми выступали самые маленькие участники.
Перед соревнованиями Даниил неделю тренировался в «Роболагере».
Даниилу понравилось резать хлеб, хотя это и было одно из самых трудных заданий.
Даниилу Яковлеву из Саратова девять лет, у него механический протез «Киби», разработанный российской компанией «Моторика». Для чего ему нужен протез? «Взять стакан, налить воды, заварить чай», – говорит Даниил. По его словам, он часто пользуется «Киби» для игры.

Специальные насадки к протезу позволяют управлять квадрокоптером, рисовать, печь блины и даже выходить в интернет. Даниил мечтает стать специалистом по робототехнике, но на школьные занятия этот интерес пока не влияет. «Нет, в школе я не стараюсь. Я тут стараюсь», – признался Даниил.

Справка
Компания «Моторика» делает многофункциональные тяговые протезы для детей – красивые, яркие и удобные. К ним прилагаются съемные игровые насадки, такие как mp3-плеер, фонарик, скакалка, смарт-часы. Изготавливаются эти протезы на промышленных 3d принтерах. Их меняют по мере роста ребенка примерно раз в полгода. Тяговые (или механические) протезы действуют за счет движения суставов.
Вадим Ладонин родился без обеих рук. Пока кости не подросли, изготовить для ребенка протезы было невозможно. Поэтому он привык обходиться без них.
Высший пилотаж: провести кольцо по лабиринту с помощью протеза, который начинается от плеча.
Ровесник Даниила Вадим Ладонин приехал из Ярославля. У него нет не только кистей обеих рук, но и локтевых суставов. Сначала приемные родители Вадима (родная мама от него отказалась) попытались найти возможность протезирования в России, но выяснилось, что в нашей стране пока еще нет подходящих технологий. Поэтому протезы для Вадима были изготовлены в США. Оплатить реабилитацию помог фонд «Здоровье отечества».

В американской клинике все полюбили Вадима: он очень обаятельный, хотя и своенравный мальчик. Как он использует протез? «Чтобы писать, уроки делать. Задают не так, чтобы слишком много, два-три упражнения. Не нравится делать английский. Да и писать не люблю, но мама заставляет», – рассказал Вадим. Для игры протезы ему не нужны: когда их еще не было, он научился обходиться без них.
У Оксаны – врожденная аплазия кисти.
«Моторика» делает протезы для детей такого цвета, какой они выбирают сами.
Шестилетняя Оксана Домрачева из Москвы больше всего любит прыгать со скакалкой. «Хлебом не корми. Когда гуляем, просит: папа, давай, возьмем протез и будем прыгать. Она там соревнуется с детьми, и пока у нее первое место по скакалкам во дворе», – рассказал отец девочки Евгений Домрачев.

Конечно, Оксане далеко не все нравится делать с помощью протеза, некоторые вещи даются трудно. «Но если правильно поставить мотивацию, например, на "слабо" взять, то сделает все, что угодно», – говорит ее отец.

Что было самым трудным при получении этого средства реабилитации? Найти врача, который мог бы снять мерки с руки. Кроме того, много хлопот было с переоформлением ИПРА: при установлении инвалидности в документ не вписали, что ребенку нужно протезирование, рассказал Евгений.

Кибернетические протезы особенно важны для детей, считает генеральный продюсер «Робостанции» Игорь Никитин: «Они дают им возможность чувствовать себя отличными от обычных людей не в сторону каких-то недостатков, а в сторону «крутости». Они ими гордятся».
«Сомневаюсь, что есть вещи, которые человек точно не может сделать»
Взрослые участники соревнований фотографируются после награждения победителей. Слева направо: Алексей Мостаков, Андрей Ильин, Андрей Суконкин.
Взрослые победители кибатлона — Константин Дебликов с немецкими миоэлектрическими протезами обеих рук и Андрей Ильин с тяговыми протезами конструкции Руденко, изготовленными на Московском протезно-ортопедическом предприятии.
«В России высокотехнологичное протезирование доступно только в нескольких крупных городах, и одна из ключевых задач в том числе и кибатлона — чтобы появились удобные протезы, которые можно будет получить в любом месте страны», - считает Константин Дебликов.
Справка
Миоэлектрические протезы (их называют также биоэлектрическими и бионическими) считывают электрические сигналы, вырабатываемые мышцами культи в момент их сокращения. Сигналы передаются на процессор кисти, в результате пальцы протеза выполняют определенные жесты.
Константин Дебликов из Воронежа будет представлять Россию в Цюрихе с бионическими протезами Stradivary («Моторика»), аналогичными тем, которыми он пользуется сейчас. Какие протезы он считает хорошими? Например, немецкие.

«Они практичны, небольшие по размеру, легко проходят в одежду, в транспорте с их помощью можно достать из кармана проездной билет. Умеют жать очень сильно и открываться очень плавно, – рассказал Константин. – Я делаю ими все, только посуду не мою в воде руками, а кладу в посудомоечную машину. Пуговицы могу сам застегнуть, хотя это требует много времени. На гитаре, правда, не могу играть нормально».
Кибатлон — это площадка, где каждый разработчик сможет продемонстрировать и протестировать свою технологию, увидеть ее недостатки по сравнению с конкурентами.
Но как бы ни была хороша техника, все зависит от пилота. «Глядя на людей, которые здесь собрались, сомневаюсь, что есть вещи, которые человек точно не может сделать», – сказал Дебликов.

«Меня мой сегодняшний результат не порадовал, – признался он. – Во-первых, я не открыл банку, во-вторых, я делал это больше восьми минут. Я рассчитываю уложиться минут в пять в Цюрихе».
Справка
В Швейцарии около 80 команд из 25 стран будут соперничать в шести дисциплинах:
– управление аватаром с помощью нейрокомпьютерного интерфейса (для полностью парализованных людей);
– велосипедные гонки с помощью электростимуляции ног для людей со спинальными травмами;
– отдельные соревнования для людей с протезами рук, с протезами ног, с экзоскелетами и в инвалидных колясках.
В каждую команду помимо спортсменов, которых называют пилотами, входят инженеры – разработчики техники для инвалидов.
Самый старший участник и второй победитель кибатлона – Андрей Ильин из города Мытищи (48 лет). Лишился обеих рук в 1989 году. С тех пор пользовался разными протезами, но предпочитает механические.
«В походах они незаменимы, – объяснил Андрей. – Я ходил в велопоходы, и на катамаранах мы с ребятами ходили. Там они лучше, чем электрические, которые надо заряжать».
С помощью протезов Андрей может писать ручкой, печатать на клавиатуре, хотя и не быстро, работать в Excel и в Word, носить ведра с водой на даче.

Что бы он сказал людям, которые боятся или не хотят использовать протезы? «Это они должны решить сами для себя, хотят ли они продолжать жизнь, или для них это уже все, конец. Не падать духом – вы живы, и это можно преодолеть. Есть люди и в худших положениях».
Илья Чех, генеральный директор компании «Моторика»: «Я могу смело сказать, что наш протез справился не хуже других. Ребенок выполнил с ним почти все задания, даже те, которые не могли выполнить взрослые».
Соревнования в Москве были организованы «Корпорацией роботов» и компанией «Моторика». В дальнейшем они станут ежегодными и всероссийскими. «Возможно, уже в следующем году мы расширим направления. Это будут не только протезы рук, но и протезы ног, экзоскелеты, инвалидные коляски, – рассказал генеральный директор «Моторики» Илья Чех. – Будем постепенно двигаться ко всем дисциплинам, которые есть в международном кибатлоне».
В России разработкой протезов занимается много команд . Профессионалам этой индустрии надо больше общаться, чтобы дать возможность ребятам с ограниченными возможностями проявить себя, считает генеральный продюсер «Робостанции» Игорь Никитин.
© 2016
Made on
Tilda