православная служба помощи "милосердие"
Марфо-мариинская обитель милосердия

Елизаветинский детский дом

Как работает детский дом, главной задачей которого является устройство детей в семьи
1

Кому помогают
в Елизаветинском детском доме

Любой специалист подтвердит: каким бы хорошим ни был детский дом, он никогда не заменит семью. Так что хорошо, что во всех детских домах России принят вектор на устройство детей в семьи. Но государственная система неизбежно превращается в машину, которой сложно принимать во внимание особенности и интересы каждого ребенка. Елизаветинский детский дом для девочек при Марфо-Мариинской обители милосердия – это нечто среднее между реабилитационным центром и детским домом. Здесь работают не только с каждым ребенком, но и с его кровной семьей – для того, чтобы семья воссоединилась с наименьшими потерями.

Наталья Кулавина

Директор Елизаветинского детского дома

В Марфо-Мариинской обители кризисным семьям помогали со времен основательницы обители Великой княгини Преподобномученицы Елизаветы Федоровны.

Современный Елизаветинский детский дом ведет свою историю с 2010 года, когда приют-пансион для девочек, действовавший при Марфо-Мариинской обители, получил статус отдельного юридического лица и устав, определивший работу по устройству детей в семьи как приоритетное направление работы.

При консультативной поддержке Марии Терновской и специалистов ее команды: детских психологов, дефектологов и других – создавался новый устав детского дома и отрабатывалась новая модель работы с семьями и детьми. Именно благодаря такому участию удалось избежать многих ошибок, а через пару лет оказаться на волне уже ставшего всеобщим трендом направления работы по устройству сирот в семьи.

История первая

5-летнюю Машу в детский дом привела мама после того, как у них сгорел дом. За год мама восстановила дом и вернулась за дочкой. Сейчас Маша уже ходит в школу, а мама временами звонит, рассказывает об их жизни и по-прежнему благодарит детского психолога, которая в трудное время очень помогла ее дочке. Живут они теперь душа в душу.

Попадание ребенка в Елизаветинский детский дом – это не развязка трагедии, в центре которой невольно оказался ребенок. Напротив, именно приход семьи за помощью и принятие ею того факта, что семья в кризисе, - это начало насыщенной и кропотливой работы. А истории здесь самые разные, и дети попадают сюда по-разному.

«Семейный» ребенок поступает по заявлению законного представителя – родителя или другого родственника-опекуна.

Первый этап в таком случае – рассмотрение просьбы специалистами детского дома, выяснение подробностей и обстоятельств семьи и проверка правдивости истории. Бывает, что семье можно помочь, не разлучая их с ребенком, - привлечь добровольцев, юристов, психологов. Если это невозможно, разрабатывается план действий по выходу из кризиса для семьи. В случае, если родителей это устраивает и они нацелены на результат, ребенка оформляют на временное проживание в детском доме.

«Государственный» ребенок (так называют детей-сирот, а также детей, оставшихся без попечения родителей, или чьи родители лишены родительских прав) поступает в детский дом по направлению органов опеки.

Первый этап – знакомство специалистов детского дома с ребенком. Здесь понимают, что, не поняв все нужды и характер ребенка, невозможно найти ему замещающую семью. Ребенок всегда более уязвим и раним, поэтому семья подбирается в соответствии с его особенностями.
А еще с сентября 2015 года в Елизаветинский детский дом переехали шесть маленьких «солнечных» девочек. Дети с синдромом Дауна – новое для детского дома направление, но Наталья Юрьевна уверена, что они справятся.

Дети равные

Дети с синдромом Дауна переехали из государственного интерната. Сейчас они осваиваются в детском доме, привыкают к новым условиям, знакомятся с сотрудниками и другими детьми, словом, обживаются. Дети из младших групп моментально завалили их комнату подарками, любимым занятием девочек стало нянчить «солнечных малышей». «Я боюсь, как бы наши девочки окончательно не замучили малышей», — с улыбкой говорит настоятельница Марфо-Мариинской обители игумения Елисавета (Позднякова). Так работает инклюзия «снизу». Значение этого слова девочки узнают в лучшем случае через десять лет, но уже знают и грамотно применяют технологии, по которым она строится.
Сейчас в Елизаветинском детском доме живут шесть малышей с особенностями. К концу октября приедут еще три девочки, но уже постарше – подросткового возраста. И хотя сотрудники и воспитатели уже привыкли и полюбили «солнечных малышей», они надеются, что дети не задержатся у них надолго, им также найдут приемные семьи.

Как устроен
Елизаветинский детский дом

Детский дом расположен в самом центре Москвы – в Марфо-Мариинской обители Милосердия. Штат сотрудников небольшой, по сравнению с государственными детскими домами, но при этом есть свой эксклюзивный специалист

2

Кто работает в детском доме

Мы никогда не можем предсказать, сколько у нас будет детей и какая будет возрастная группа – это определяет особенности работы. Наши воспитатели «универсальны».

Наталья Кулавина
Директор Елизаветинского детского дома
На первый взгляд, Елизаветинский детский дом мало чем отличается от обычного детского дома. Но есть ключевое отличие – наличие собственного специалиста по работе с семьями. В его обязанности входит постоянная связь с кровными семьями девочек детского дома, а также поддержание контакта с кровными и замещающими семьями детей, которые уже покинули Елизаветинский детский дом.

История вторая

2-летняя Лена росла в трудной семье: психически больная мать, пьющий отец с темным прошлым, бабушка-алкоголичка. По решению опеки Лена попала в Елизаветинский детский дом. Отец понял, что рискует потерять дочь и взялся за ум. Накануне Нового года, в соответствии с решением суда, он приехал за дочкой. В доме очень переживали, что в Новый год Сергей мог крепко запить. Но на Рождество он приехал с Леной в гости на Рождественский праздник – такой счастливой ее еще не видели. Невероятно, но Сергей оказался на редкость заботливым отцом.

Воспитатели и помощники воспитателей работают посменно – все они с педагогическим образованием. В каждой группе (в детском доме есть младшая, средняя, старшая группы, а с недавнего времени и группа особенных детей с синдромом Дауна) работают по одному воспитателю и помощнику. С особенными девочками немного иначе: здесь на двух девочек приходится по воспитателю и помощнику.

Сложную многоуровневую работу по реабилитации и социализации детей берут на себя детский психолог, логопед-дефектолог, педагог-дефектолог и олигофренопедагог.

Педагоги дополнительного образования и добровольцы ведут кружки рукоделий, занимаются с девочками музыкой и физкультурой, а также различным рукоделием: бисероплетением, валянием. Для тех, кто помладше – рисование и лепка.

В детском доме есть медсестры и свой врач. И конечно, сложно представить детский дом без поваров, диетсестры и водителя.

Администрация детского дома – это директор Наталья Кулавина и помощник директора. Хозяйственно-бытовыми делами дома ведает завхоз, бюджет детского дома в ведомстве главного бухгалтера и его помощника.


Здание детского дома – это двухэтажный корпус. Первый этаж – хозяйственные и административные помещения. Второй этаж жилой.

Как устроена работа с ребенком
в Елизаветинском детском доме


3

Первый этап при попадании любого ребенка в детский дом, независимо от того, «семейный» это ребенок, или «государственный» – это всестороннее обследование. Выявляются медицинские заболевания. Психолог выявляет, какие психологические, а порой и физические травмы пришлось пережить ребенку. Педагог-дефектолог занимается развитием ребенка. Логопеды обычно занимаются с младшими детьми, но случается, что проблемы есть и у 10-летних девочек, потому что в трудной семье с ними никто не занимался.
Раз в две недели в детском доме проводится собрание по каждой группе. В нем участвуют воспитатели, помощники воспитателей, специалисты, а также социальный педагог и специалист по работе с семьями. На таких собраниях разрабатывается план по работе с каждым ребенком на ближайшие две недели.

Дети школьного возраста учатся в Елизаветинской гимназии при Марфо-Мариинской обители по гимназической программе. Иногда вначале ребенку намеренно завышают оценки, чтобы он чувствовал себя увереннее. Когда ребенок освоился и адаптировался, детский дом сообщает об этом в гимназию. Ребенок как правило резко падает в успеваемости, но учится справляться и находит в себе силы идти вперед быстрее.

Для дошкольников разрабатывается сетка занятий в детском доме: занятия с логопедом, дефектологом, а также множество кружков: рисование, лепка и т.д.

История третья

Лилия и Сергей жили с 7-летней Юлей прямо на стройке, там же, где работали. В детский дом дочку привела мама вместе с крестной. Девочку приняли с условием, что, когда родители получат деньги за работу, они решат жилищную проблему. Вместо этого, забрав Юлю к себе, все вырученные деньги они спустили на пьянки, их лишили родительских прав, а девочка попала уже в государственный детский дом. Оттуда ее удочерила крестная мама.


О работе с ребенком и его кровной семьей

Ребенок – это неотъемлемая часть и продолжение его семьи. Мы работаем на сближение ребенка и родителей, чтобы они могли поддерживать друг друга.
Для семьи разрабатывается план работы на месяц, два или три, в зависимости от ситуации. Родитель приходит раз в неделю или реже, делится своими успехами, приносит подтверждающие документы. Бывает, что родители нуждаются в самых элементарных советах.

Специалист по работе с семьей устраивает родителей на работу, помогает получить профессию, бороться с зависимостью.

Дети обязательно видятся с родителями. Встречи проходят в соседнем корпусе, чтобы этого не видели те дети, у которых нет родителей. На таких встречах присутствует специалист по работе с кровными семьями. Более «надежные» семьи могут по заявлению забирать ребенка на прогулку даже на полдня.

Когда ребенок долго живет в детском доме, он привыкает к нему и отвыкает от настоящего дома. В то же время родители не видят, как растут их дети – это отдаляет их друг от друга. Поэтому если мы видим, что мама, пусть при нашей поддержке, но может снова жить с ребенком, мы не откладываем момент возвращения ребенка в семью. Но на этом наша поддержка не прекращается: Центр семейного устройства при Марфо-Мариинской обители заключает договор до года с семьей о дальнейшем сопровождении.

История четвертая

Ксюша попала в детский дом, когда ей было 15 лет. Девочка прожила в детском доме 1,5 года и мечтала о семье. Найти семью 17-летней девочке почти невозможно, но Ксюша молилась, и произошло чудо: усыновить хотели ее 5-летнего братика, который жил в другом детском доме, но узнав, что у него есть взрослая сестра, будущие родители обрадовались и взяли обоих. Прошел год, и кажется, в этой семье все счастливы.


О работе с ребенком и замещающей семьей

Обычно дети поступают в детский дом уже с определенной душевной травмой, так что сразу говорить с ребенком о приемной семье невозможно. Он должен успокоиться и привыкнуть.
Любой ребенок из учреждения, даже если он немного там пробыл, является трудным – не потому что его испортило учреждение, а потому, что эта душевная травма всегда отражается на психике. Поэтому если приемные родители не могут посоветоваться с теми, кто знает этого ребенка, кто понимает какие механизмы в нем включаются, это ведет к конфликтам, а позже к затяжным трудным ситуациям.

Родителям необходимо объяснять, почему ребенок так себя ведет. Например, то, что многим кажется проявлением его потребительского отношения, на самом деле может быть признаком безмерной тревоги ребенка, что его вдруг снова оставят, вернут.

Кандидатов из нашей Школы приемных родителей при Марфо-Мариинской обители мы приглашаем в детский дом на «День аиста» и рассматриваем их как потенциальных родителей для наших детей.

Жизнь после детского дома

Как бы не было хорошо в детском доме, какая бы удивительная домашняя атмосфера не царила в нем, жизнь начинается после. В Елизаветинском детском доме понимают это, ждут, готовят к этой жизни детей и радуются, когда их дети уходят к своей семье

4
На глазах сотрудников детского дома порой разворачиваются удивительные человеческие истории. Есть грустные, есть радостные, есть по-настоящему чудесные, но все они про то, что дети, которых они растят, любят, о которых у них болит душа, рано или поздно уйдут к своим изменившимся или новым папе и маме. Но это уход без грусти, они радуются этому уходу, потому что понимают, что ребенок должен жить в семье, что ребенок, который перестает ждать маму и папу, своих или приемных, моментально меняется, что-то в нем непоправимо ломается и чинить эту поломку он будет долгие годы и неизвестно, починит ли.

Игумения Елисавета (Позднякова)

настоятельница Марфо-Мариинской обители

Елизаветинский детский дом – уникальный проект, сочетающий в себе задачи инклюзивного детского дома и реабилитационного центра. В этом детском доме лучше, чем в иной семье, понимают ценность семьи для ребенка. Однако о всеобщем переключении детских домов на семейное устройство детей здесь говорят настороженно. Только за последний год Елизаветинский дом принял уже двух девочек, от которых отказались приемные семьи – и это только начало, опасаются здесь, потому что знают: важно не столько устроить ребенка в семью, но дать семье профессиональное сопровождение, которое позволит избежать роковых ошибок.
~
Адрес Елизаветинского детского дома:
ул. Большая Ордынка, д.34, стр.7
E-mail: elizdeti@gmail.com
Телефон: 8 (499)704-20-09

© 2015 All Rights Reserved
Владимир Ломов, Анна Овсянникова
08.10.2015
Facebook | ВКонтакте
Материал подготовлен на средства гранта
"Православная инициатива 2014-2015"

Made on
Tilda